Главная страница обратная
связь
Здесь рай земной...
Весна и лето
в Баден-Бадене
...и в ту же ночь уехал в Баден-Баден:
ЗИМА
История Баден-Бадена АФОРИЗМЫ «Голем»: Поэма о Баден-Бадене
…и приехал в Баден-Баден Прогулки по тургеневскому Баден-Бадену Фридрихсбад Русская православная церковь в Баден-Бадене

Вилла Тургенев

…и приехал в Баден-Баден

- Евгений Пазухин -

Едва ли в сегодняшней России найдется человек, не читавший или не слышавший о том, что Тургенев в силу различных исключительных обстоятельств «в ту же ночь, почти не одеваясь, с перепугу и т.д., и т.п. уехал в Баден-Баден». А вот, что тут с ним происходило по приезде-то, знают, боюсь, далеко не все. Считаю своим патриотическим и литераторским долгом проинформировать об этом читателей.

Тургенев покушать любил, а стряпать сам ленился. Потому, живя в Баден-Бадене, каждый Божий день таскался своими семимильными шажищами через Лихтентальскую Аллею на виллу Виардо обедать. Подсчитано, кстати, что Виардо у Тургенева никогда не обедали, а он у них аж целых две тыщи раз.

Ну, так вот: пообедает, а потом еще и ужинать остается. Выходит из виллы уже за полночь. И по сей-то день на ней фонарей с огнем не сыщешь, а тогда – и говорить нечего. Так вот, он какую хитрость придумал. Нашел большую палку с суком на конце, привесил на нее фонарь и своими этими семимильными как начнет махать – пыль столбом! А потом на писательской своей дачке запрется и ночь напролет чего-то там пишет, пишет…дружба

А друг его Салтыков-Щедрин любил посидеть в Лихтентальской Аллее. Сядет на скамейке, закурит сигару и своих «Господ Головлевых» все обдумывает, обдумывает… И вдруг, завидев приближающегося к нему по Аллее немецкого мужика в шляпе, как заорет: «Вот идет (…) в шляпе!». А мужик снял шляпу, изысканно так поклонился и на чистейшем русском говорит: «Как приятно услышать на чужбине родную речь!».

А в другой раз Тургенев, сидя в Аллее, услышал, как Ницше сестре свою философию рассказывает. Приклонил ухо, и внимательно все слушает, слушает. А как увидел, что Ницше-то заметил его подслушивание, встал, снял шляпу, изысканно поклонился, свистнул своего любимого пса Пегаса и пошел в Тринкхалле минеральную воду пить. А там к нему какой-то немецкий мужик подходит и говорит: «Продай пса-то. Хорошие деньги заплачу». А Тургенев поднял свою рано поседевшую голову и гордо так говорит: «Тургенев друзей не продает!».

А Гоголь, наоборот, как завидит собаку, тотчас – в кусты. Написал он как-то раз в Баден-Бадене «Мертвые души» и пошел их своей подружке Смирновой-Россет читать. А за ним еще и Карамзин увязался. Читал, читал.… Но вдруг гроза началась. Гоголь перепугался и стал просить Карамзина до дому его проводить, потому что большой собаки боялся. Карамзин после всем рассказывал, что собак там спокон веку не бывало.

Да не тот Карамзин, что «Историю государства Российского» написал! Тот мимо Баден-Бадена махнул, даже и не заметил.

А Кривулин на вокзале в Таллинне все пирожки сожрал. Дело так было. Мы приехали в Таллинн как волки голодные, собрали последнюю мелочь и на нее пирожков купили. А потом мы с Наташкой Ковалевой пошли расписание смотреть. Через пару минут возвращаемся и видим, как последний пирожок в глотке кривулинской исчезает.

Кстати, Кривулин в Баден-Баден никогда не приезжал.

Гённеранлаге зимой

к началу страницы
к главной странице