Главная страница обратная
связь
Образ города в поэзии ленинградского андеграунда Здесь рай земной...
Весна и лето
в Баден-Бадене
...и в ту же ночь уехал в Баден-Баден:
ЗИМА
…и приехал в Баден-Баден АФОРИЗМЫ «Голем»: Поэма о Баден-Бадене
История Баден-Бадена Прогулки по тургеневскому Баден-Бадену Фридрихсбад Русская православная церковь в Баден-Бадене

... и в ту же ночь уехал в Баден-Баден

зима

 

Тургенев хотел стать храбрым как Лермонтов и пошел покупать саблю.
Пушкин, проходя, увидел его в окно. Взял и закричал нарочно:
«Смотри-ка, Гоголь (а никакого Гоголя с ним не было), смотри-ка,
Тургенев саблю покупает, давай мы с тобой ружье купим».
Тургенев испугался и в ту же ночь уехал в Баден-Баден.

Из «Литературных анекдотов»

В осенне-зимний период в Баден-Бадене почти также оживленно, как в летний сезон. В отличие от морских курортов, жизнь здесь кипит круглый год. Этому, в числе прочего, способствует гибкая система оплаты гостиничных номеров: в «межсезонье» стоимость их значительно ниже, чем в пору отпусков. Исключение составляют только Рождество, Новый Год и Пасха.

Благодаря уникальному климату и богатому ассортименту оздоровительных и культурно-развлекательных программ, каждый может найти здесь занятие по вкусу. Даже в непогоду ничто не помешает плескаться в термальных струях или переживать захватывающие мгновения над зеленым сукном игорного стола.

Сверх того, городок в долине Ооса может предложить увеселительные и культурные мероприятия, которым позавидует иная столица: выступления лучших в мире оркестров и трупп в одном из крупнейших концертных залов Европы, постоянно обновляющийся театральный репертуар, выставки художественного авангарда, балы, концерты, театральные представления в курхаусе и многое другое. Недаром, почти все, побывавшие в Баден-Бадене, отмечали уникальное сочетание в нем великолепной девственной природы со всеми благами цивилизации.

Баден-баденская осень и даже зима, подчас, не менее теплые и живописные, чем лето. Особенно это ощущается по контрасту с окружающим город ландшафтом. В то время как, буквально, на расстоянии нескольких сотен метров от Баден-Бадена господствуют осенняя серость и уныние, в нем царят красочность и всепроникающее веселье. На въезде в город декорация меняется с потрясающей быстротой. Едешь по однообразному полу-южному мелколесью или вдоль монотонной послевоенной застройки, и вдруг в какое-то неуловимое мгновение оказываешься в окружении роскошных экзотов, в светлой праздничной атмосфере южного курорта. Прекрасная планировка и элегантная архитектура города усиливают охватывающее вас одухотворенно-приподнятое настроение.

Вас наполняет радость и жизненная энергия, исходящая от термальных источников, бьющих у подножья Флорентийской горы в расположенном на возвышенности историческом центре города. Термальные воды, проникая в подпочвенные пласты, иррадиируют тепло, превращающее Баден-Баден в благодатный оазис, на территории которого произрастают растения, практически, больше нигде в этой климатической зоне не встречающиеся: секвойи, тюльпановые деревья, плакучие буки. Цветение длится почти круглый год. Климат, близкий к влажно-субтропическому, вызывает ассоциацию с крымским южнобережьем. Не случайно, Баден-Баден и Ялта стали городами-побратимами.

Именно термальные воды предопределили сам факт возникновения, историю и название города. В период римских завоеваний он назывался «Город вод Аврелия» в честь Марка Аврелия Антония Каракаллы – римского цезаря 3-го столетия нашей эры. После ухода римлян германцы стали именовать его «Бадон» (воды). Во времена царствования маркграфа Германа I в 1112 году название это стало звучать как «Бадин», со временем превратившееся в «Баден», ставшее впоследствии названием всего государства. Удвоенное же название города – «Баден-Баден» - возникло вследствие разделения баденского маркграфства в 1535 году на два государства – католическое и протестантское. Столица протестантской земли стала называться Баден-Дурлахом, а католической – Баден-Баденом.

ШтифткирхеТермальные купания, великолепные ландшафты, а также открытие в городе в начале 19 века первого в Германии игорного дома сделали Баден-Баден приманкой для аристократической, культурной, финансовой элиты со всего мира. Пик популярности города пришелся на период с 1830 по 1870 гг. 19 века. Именно тогда заговорили о двух столицах Европы: зимней – Париже и летней – Баден-Бадене. Вот характерный отрывок из письма той поры: «Если бы кто-то несведущий спросил, что такое столица Европы, ему бы ответили: зимняя столица – Париж; летняя – Баден. Именно поэтому, как только наступает месяц май, со всех сторон, словно мелодичное эхо, беспрерывно повторяется сигнал сбора: «Поехали в Баден».

После победы антинаполеоновской коалиции на баденской земле стали появляться наши соотечественники во главе с «освободителем Европы» Александром I. Государь прибыл в столицу земли – Карлсруэ со своей женой, русской императрицей Елизаветой Алексеевной, бывшей баденской принцессой Луизой. Постепенно русские образовали самую большую национальную общину среди гостей Баден-Бадена.

В конце 30-х гг. здесь появляется семейство Смирновых, впоследствии в течение многих лет отдыхавшее в Баден-Бадене. Оно состояло, помимо главы семейства, Николая Михайловича Смирнова, надворного советника и богача, из его супруги Александры Осиповны Смирновой-Россет, одной из самых замечательных русских женщин той эпохи, и их малолетних детей. Александра Осиповна отличалась не только необыкновенной завораживающей красотой, но и умом, проницательностью, недюжинным литературным дарованием, о чём свидетельствуют её обширные блестяще написанные мемуары. Ею восхищались и её дружбы искали самые яркие представители «золотого века» русской словесности: Пушкин, Лермонтов, Жуковский, Гоголь, Аксаков, Хомяков... Оценивая значение Баден-Бадена для своих соотечественников, Смирнова-Россет назвала его «первой родиной русских в Германии».

Один из ближайших друзей Александры Осиповны Василий Андреевич Жуковский впервые посетил Баден-Баден в мае 1827 года. Он приехал сюда с целью «составления библиотеки и учебной программы» для своего воспитанника престолонаследника Александра, будущего императора Александра II. В этот приезд Жуковский остановился в отеле «Баденский двор», перестроенном в начале 19 века из здания бывшего капуцинского монастыря архитектором Вейнбреннером, под руководством которого проводилась общая реконструкция города. Кстати, «Баденский двор» является сейчас единственной в Германии гостиницей, с термальным бассейном.

Впоследствии Жуковский часто наведывался в полюбившийся ему шварцвальдский городок. Здесь же он провел последние годы своей жизни и здесь же скончался в апреле 1852 года. Похоронили его поначалу в Баден-Бадене, но позднее его тело было доставлено в Петербург и захоронено на Никольском кладбище Александро-Невской Лавры рядом с могилой Карамзина.

Младший современник и друг Жуковского Николай Васильевич Гоголь впервые оказался в долине Ооса в 1836 году. В свои 27 лет он был уже знаменитым писателем, автором повестей «Портрет», «Невский проспект», «Записки сумасшедшего», комедии «Ревизор». Остановился он в самом центре старого города, в отеле «Дармштадский двор», здание которого включено ныне в комплекс зданий городской ратуши. В Баден-Бадене Гоголь вел замкнутый образ жизни, общаясь лишь с Андреем Карамзиным и Александрой Смирновой-Россет, которая вспоминала впоследствии: «Мы встречались почти каждое утро. Он ходил или лучше сказать бродил один, потому что иногда был на дорожке, а чаще гулял zig-zag (зигзагами) на лугу у Стефани-бад. Часто он так был задумчив, что я долго, долго его звала; обыкновенно он отказывался со мною гулять, прибирая самые слабые резоны».

В дальнейшем Гоголь постоянно наведывался в Баден-Баден вплоть до 1846 года. Причиной частых приездов были переговоры с Августом Левальдом, издателем журнала «Европа», в котором в переводе на немецкий публиковались сочинения Гоголя. В частности, в 1844 году в этом журнале была опубликована повесть «Тарас Бульба».

В 1857 году в свое первое заграничное путешествие отправился Лев Николаевич Толстой. В Париже он не нашел ни одного интересного человека, а французов в целом счел недостаточно поэтичными и отправился в Женеву. Быстро ознакомившись со всеми швейцарскими достопримечательностями, он пересек на поезде германскую границу и очутился в долине Ооса, где остановился в сохранившемся до наших дней отеле «Голландский двор».

В Баден-Бадене Лев Николаевич отдал дань своей давней страсти к игре. Вскоре в его записной книжке появилась такая запись: «Я играю в рулетку с утра до вечера. Сначала проиграл, но к вечеру отыграл мой проигрыш». На следующий день он записывает: «Играл в рулетку до 6 вечера. Всё проиграл». Еще через некоторое время: «Проиграл всё!.. Дурно, гадко». Последняя запись гласит: «Вокруг одни люмпены и самый первый – я».

Он начинает одалживать деньги у всех знакомых, в том числе у Тургенева, который специально для встречи с ним впервые приехал в Баден-Баден в 1857 г. Одолженное у Тургенева Толстой, естественно, тоже проиграл. Спасли его семейные неурядицы. Он получил письмо от брата Сергея, сообщавшего, что их сестра Мария разошлась со своим мужем. Сочтя своё присутствие в России необходимым, Лев Николаевич через Франкфурт, Дрезден, Берлин вернулся на родину.

Самые горькие переживания, связанные с игрой, выпали в Баден-Бадене на долю четы Достоевских, приехавшей сюда в конце июня 1867 года. Писатель бы одержим идеей разом избавиться от всех финансовых и житейских проблем с помощью рулетки. Поэтому даже большой выигрыш только подогревал его азарт. Ему казалось, что в его руках вот-вот окажутся несметные богатства. А такая установка – условие неизбежного проигрыша.

Когда все было проиграно, продано, заложено и перезаложено, их мысли сосредоточились только на том, чтобы «получить известную сумму, расплатиться с долгами и, уже не думая о выигрыше, уехать, наконец, из этого ада». Измученные и почти разорившиеся они в середине августа опрометью бежали из Баден-Бадена. Через несколько дней Достоевский писал из Женевы Аполлону Майкову: «Но чтоб окончить с Баденом: мы промучились в этом аде 7 недель».

курхаус

Иван Сергеевич Тургенев никогда не страдал страстью к игре. Он был одержим другой, не менее сильной и мучительной страстью – любовью к великой певице Полине Виардо-Гарсия. Познакомившись с нею в Петербурге в 1843 году, он неотлучно следовал за ней в течение всей дальнейшей жизни. Эта любовь и приводит писателя в начале 60-х гг. в Баден-Баден. Летом 1862 года Виардо переезжают в долину Ооса. Сюда же с конца августа 1862 переселяется Тургенев и живет вплоть до 1871 года. Здесь был написан роман «Дым», действие которого разворачивается в Баден-Бадене.

Годы, проведённые в Баден-Бадене, были самыми счастливыми в жизни Тургенева. Он находился рядом с любимой женщиной, много писал, разъезжал по Европе. В путешествиях он рассеивал часто одолевавшую его хандру, черпал жизненную и творческую энергию. Россию же Иван Сергеевич предпочитал любить из «прекрасного далека» и воспевал её в своих знаменитых романах.

Как знает каждый, читавший Тургенева, писатель очень остро чувствовал красоту природы. О вдохновляющей красоте Баден-Бадена Тургенев писал своему другу Густаву Флоберу: «Приезжайте в Баден-Баден, тут в долине и на горах растут самые красивые деревья, которые я когда-либо видел в своей жизни. Каждое из них сильное, молодое, поэтичное и вдохновляющее. Оно приносит радость глазу и душе. Когда ты сидишь у подножия этого великана, то чувствуешь, как в тебя вливаются его соки, и это даёт здоровье и бодрость. Приезжайте же в Баден-Баден хотя бы на несколько дней. Из Баден-Бадена вы сможете увезти новые краски для своей палитры».

Эти вдохновенные строки сохраняют актуальность и по сей день. Приезжайте же и вы в Баден-Баден! На день, на месяц, на год, на всю жизнь. Приезжайте по любому поводу. С радости или с горести, по трезвости или от смелости, с перепою или с перепугу.

Приезжайте в любую пору жизни, в любое время года или суток: утром, днем, вечером и даже ночью. Ей Богу, не пожалеете!

Евгений Пазухин

к началу страницы
к главной странице